CBuboroi2013JP_02179-Edit_(СЃ)Johan Persson 2013

Король Убю

Своей чрезмерностью и антисоциальным поведением, своей сокрушительной энергией, единственная цель которой – преумножение власти, Папаша и Мамаша Убю ужасают нас ничуть не меньше, чем смешат. Разве не напоминают они нам наш собственный эгоизм и необузданную жестокость, которая жила в нас в детстве? Об этом прежде всего пьеса Жарри: об опасном инфантилизме, столь же порочном, сколь и невинном. Убю олицетворяет тот потенциал насилия, который существует в глубине каждого из нас.

КОГДА:
21 и 22 ноября в 20.00

Король Убю

Театр Чик бай джаул и Театр Э компани (Франция — Великобритания)

«В массе своей мы так устроены, что нам предпочтительней рассуждать о невинности детства, чем вспоминать о его потенциальной жестокости. Можно ли рассматривать эгоизм и необузданность в этом возрасте как ребячество? Как мелкие недостатки, которые следует оставить в прошлом, едва мы достигаем зрелости и вместе с ней цивилизованного состояния. Некоторые теоретики даже объясняют отсутствие детских воспоминий желанием защитить себя от бурных чувств – настолько отрицательных, что нам стыдно их испытывать.

Что же тогда происходит с этими нашими недостаточно цивилизованными чувствами? Цивилизация нередко требует от нас не принимать их во внимание, отрицать их существование. Мы все хотим быть цивилизованными, но за это надо платить. И порой платить утратой рассудка.

Своей чрезмерностью и антисоциальным поведением, своей сокрушительной энергией, единственная цель которой – преумножение власти, Папаша и Мамаша Убю, возможно, ужасают нас ничуть не меньше, чем смешат. Разве не напоминают они нам наш собственный эгоизм и нашу необузданную жестокость, которая жила в нас в детстве? Об этом прежде всего пьеса Жарри: об опасном инфантилизме, столь же порочном, сколь и невинном. Убю олицетворяет тот потенциал насилия, который существует в глубине каждого из нас.

Гениальное творение или фарс, вышедший из под пера лицеиста (Жарри написал пьесу, когда ему было 14 лет), этот продукт конца XIX века, жаждавшего новых форм, с невероятной простотой отсылает нас к нашим самым дремучим инстинктам» - Деклан Доннеллан

Автор – Альфред Жарри
РежиссерДеклан Доннеллан
Сценография – Ник Ормерод
Художественный советник – Микеланджело Марчиз
Танец и движение – Джейн Гибсон
Свет – Паскаль Ноэль
Композитор – Дэви Сладек (с использованием музыки Педди Каннина)
Видео – Бенуа Симон и Кантен Вижье
Костюмы – Энджи Бернс
Помощник режиссера – Бертран Леска
Постановка голоса – Валери Безансон
Уроки фехтования – Франсуа Ростен

В ролях:
Бордюр – Ксавье Буафье
Мамаша Убю – Камий Кайоль
Король Венцеслав – Венсан де Боуар
Папаша Убю – Кристоф Грегуар
Королева Розамонда – Сесиль Летерм
Бугрелас (Балдислав) – Сильвен Левит

Спектакль ведут:
Постановочная часть – Дауджи Вильсон
Свет – Венсан Габриэль
Звук – Клемантин Бержель
Сцена и реквизит – Жанна Биркель или Камий Рикье
Костюмер и парикмахер – Марина Агилар

Генеральные продюсеры – Беатрис Катри («Театр э компани»), Бет Бёрн («Чик бай Джаул»)
Исполнительный продюсер – Эдвард Форт

Копродукция: Ле Жемо/Со/Национальная сцена, Комеди де Бетюн – Национальный драматический центр Нор-Па-де-Кале, Барбикан (Лондон)

logo[1]

CBJ Logo_Colour

Фотограф — Johan Persson

[youtube_sc url=uuf3k210k8Q]

«Персонаж Убю, выведенный Альфредом Жарри и его товарищами по лицею в фарсе, написанном более века назад, с тех пор подавался публике под самыми разными соусами. Он стал символом всех диктаторов, абсурдности и ребяческого безумия тоталитарной власти – от Пол Пота до Чаушеску. С 1950-х годов к пьесе, олицетворявшей современность, обращались без конца. Ее ставили как маленькие труппы, так и самые важные для истории театра режиссеры, среди которых были Жан Вилар и Антуан Витез. Однако современности, как и всему на свете, свойстенно стареть. К тому же известно, что одолеть сочинение Жарри, не впадая в примитивный балаган, очень непросто. И вот британский режиссер, до мозга костей пропитанный Шекспиром, предлагает нам – по-французски и с французскими актерами – свой, новый незамутненный взгляд на пьесу. Не было уверенности в том, что великану Убю есть что сказать современному человеку. Но Деклан Доннеллан своим упоительным и умнейшим спектаклем блестяще развеял все сомнения. Спектакль получился невероятно смешным, захватывающим и будоражащим сознание еще и благодаря прекрасной работе актеров. Они играют именно в той тональности, которой добивался сам Жарри, – без тени психологизма, ”как марионетки”». Фабьенн Дарж, «Монд»

«Пьеса Жарри, представляющая карикатуру на сильных мира сего, рассказывает о том, как Папаша Убю, вдохновленный Мамашей Убю, убивает польского короля Венцеслава и начинает свое восхождение к власти. Супруги Убю ведут себя, как “противные детишки”, готовые на все, чтобы захватить трон и начать пользоваться привилегиями, которые несет обладание властью. Убийства и насилие – для них всего лишь игра. Занимаясь кровопусканием, они резвятся, как сумасшедшие.
Между тем спектакль Доннеллана начинается со сцены, происходящей весьма далеко от Польши и клановых войн за власть. В уютной и модной современной квартире супружеская пара “ком иль фо” накрывает стол в ожидании гостей. Их сын-подросток снимает все происходящее на камеру, садистски фиксируя отталкивающие детали: кусок сырого мяса, мятую простыню с неубранным волосом, подозрительные следы в унитазе. Наблюдая за любовно воркующими родителями, он вдруг живо представляет себе их во власти сексуальных импульсов. С этого момента он, юный Демиург, правит бал – ведет свою игру, созданную его воображением, подобно тому, как это делал сам мятежник Жарри. Действие перемещается от светского ужина в наши дни к далекому прошлому, где дикие люди убивают друг друга, и обратно. Бежевые декорации гостиной превращаются в балаганное поле боя, где словесные залпы Альфреда Жарри обретают свой подлинный смысл.
Остроумная идея пьесы в пьесе позволяет вести двойную игру и высветить в нас то, что мы сдерживаем, отвергаем или загоняем внутрь себя. (Жарри ведь недаром жил в эпоху зарождения психоанализа!)Чтобы вскрыть огромный потенциал насилия, который движет людьми в поисках власти, режиссер пускает в ход все средства: обыгрывает условности, помещает актеров в необычные обстоятельства, показывает зрителю изнанку декораций, превращает миксеры и швабры в холодное оружие, а абажур – в королевкую корону. В общем, с высоты своего таланта окидывает проницательным взгядом наши низменные инстинкты. Лена Мартинелли, «Ле Труа Ку»

Купить билеты ОНЛАЙН